Каким будет новое ОТС энергетики?

Август 24, 2012 | В рубриках: Важные темы, Новости Профсоюза ПО ЮКЭС

Переговоры по новому Отраслевому Тарифному Соглашению (ОТС ) у энергетиков затягиваются.  В эти дни в энергетической отрасли страны происходят едва заметные, но очень важные события: между представителями работников и объединением работодателей идут тяжелейшие переговоры по новому отраслевому тарифному соглашению. Председатель Общественного объединения — «Всероссийский Электропрофсоюз» в беседе с журналистом газеты «Солидарность» объяснил, почему так происходит и что необходимо сделать сторонам социального партнерства, чтобы смягчить ситуацию.

Интервью с Председателем «Всероссийского Электропрофсоюза» Валерием Вахрушкиным.   
ПОВЕРИЛИ В СКАЗКУ
 — Валерий Николаевич, несколько лет назад РАО «ЕЭС России» было расформировано. Что изменилось с тех пор?

 — В начале 2000-х в энергетической отрасли началась масштабная реформа. В общем-то, она продолжается до сих пор. С ликвидацией РАО «ЕЭС России» в 2008 году произошло изменение единого вектора развития российских энергокомпаний: они стали самостоятельными субъектами бизнеса, со своими целями и задачами — и своими же способами их достижения и решения. До того существовала вертикаль, определенная система взаимодействия нижестоящих организаций с вышестоящими. Так, раньше четко работала мощная система охраны труда, которую головная организация проводила в жизнь, а сегодня — нет.

— Почему?
 — Энергетический комплекс был разделен на генерацию, сбыт, сервисы, ремонты. Компании вышли в свободное плавание в открытый рынок. Но многие, конечно, тут же объединились — как холдинг МРСК, взявший под свое крыло региональные сетевые компании. А производители энергии создали некоммерческое партнерство и свое объединение работодателей.

— Зачем вообще нужна была эта реформа?
 — Во всем мире компании — производители энергии и сетевые компании существуют раздельно, только в СССР энергетика была собрана в единый кулак. Утверждалось, что после реформы затраты на производство энергии должны снизиться, что позволит модернизировать отрасль, ввести новые мощности. То есть отрасль должна была стать инвестиционно привлекательной. На самом деле пока больших инвестиций нет, зато появилось очень много хозяев, зарубежных и российских, в том числе транснациональных компаний. Как показала практика, многие энергоорганизации были взяты за долги — получены практически бесплатно, что совершенно не предполагает инвестирования в эти организации. Говорили, что рынок будет регулировать тарифы, но их до сих пор регулирует государство: устанавливает тарифы через региональные энергетические комиссии.

— И для отдельных крупных предприятий иногда устанавливаются особые тарифы, например, в металлургии.
 — Да, они, как участники рынка, покупают электроэнергию, скажем так, по оптовым ценам. Но надо понимать, что электричество дешевле от этого не стало. В общем, практика показала, что передача электроэнергетики в частные руки к снижению тарифов не привела. И новые собственники ответственными по отношению к работникам и производству, к сожалению, чаще всего не бывают. Это была сказка, в которую наше правительство с удовольствием поверило.

ВОПРОС ОПЛАТЫ
 — Каково сегодня быть, скажем, электромонтером?


 — Быть им никогда не было просто. Сегодня, по данным Росстата, средняя зарплата в энергетике — 36 — 38 тысяч рублей. Но мы осуществляем собственный, профсоюзный мониторинг по разным организациям, и я могу ответственно заявить, что рабочий класс — именно тот, который непосредственно работает у турбин, у станков, на линии электропередач, — он таких денег не имеет.

В реальной зарплате многое зависит от региональных коэффициентов. К примеру, Алтайский край: электромонтер, как раз тот, который в понимании большинства «по столбам лазает», зарабатывает примерно 12 — 15 тысяч рублей в месяц. В центральных регионах зарплата ненамного выше.

— Негусто.

 — В России в себестоимость производства энергии заложено всего лишь 6 — 12% на зарплату, тогда как за рубежом эта доля составляет 40 — 45%. Вот и делайте вывод. Да, сетевые предприятия у нас живут немного лучше, но это — сети: люди ремонтируют электролинии в любую погоду, в любое время и где угодно, даже в подземных системах мегаполисов. Тяжелейший труд.

— Который, естественно, должен быть справедливо оплачен.
 — Сегодня, когда между нами и отраслевым объединением работодателей электроэнегетики идут серьезные переговоры по поводу ОТС на следующий период, мы и говорим, что необходимо поднимать минимальную ставку оплаты труда (ставку первого разряда) на уровень прожиточного минимума для трудоспособного населения, то есть 6827 рублей. Потому что практика индексации зарплаты на уровень инфляции не отражает сегодняшних реалий: жизнь дорожает гораздо быстрее, чем повышается официальный инфляционный индекс Росстата.

— Что отвечают работодатели?
 — Говорят: никогда на это не пойдем. Проблема в чем? Бизнес-планы энергокомпаний проходят утверждение в региональных энергетических комиссиях, а те «пляшут» от достигнутого в предыдущем году. Например, на предприятии работают 800 человек, но и по факту, и по нормативам производству необходимо 1000 работающих. Из-за нехватки персонала на работников навешивают дополнительные обязанности, те их выполняют, но денег от этого больше не получают, потому что РЭК устанавливает фонд оплаты труда от достигнутого, то есть только на 800 человек. А люди уже задыхаются от этой потогонной системы. Мы считаем, нужно, чтобы часть прибыли самой энергокомпании шла на увеличение зарплаты. Но собственники не готовы делиться.

— Неудивительно: это как бы их карман, как они считают.
 — Но позвольте — а чьим ежедневным трудом зарабатывается эта прибыль? Мы, «Всероссийский Электропрофсоюз», являемся акционерами во всех предприятиях и организациях, которые существуют после ликвидации РАО «ЕЭС России». Поэтому располагаем достоверной информацией, которая выносится на собрание акционеров, и мы видим, что прибыль-то есть. И немалая.

— А они?
 — Социальные партнеры говорят: это не наша личная прибыль, а хозяев, мы-де не можем на них никак воздействовать. Сторона работодателей пытается привнести, так сказать, новации, которые мы считаем неприемлемыми. Мы просчитали: если их предложения будут приняты (этого не будет!), работники могут потерять в зарплате до 20%.

— Что же это за «новации» такие?
 — Они предлагают ввести понятие ежемесячной средней зарплаты. Отмечу, что это понятие не предусмотрено трудовым законодательством. Но работодатели зачастую по-своему понимают или интерпретируют Трудовой кодекс, а то и игнорируют отдельные нормативные акты, связанные с регулированием трудовых отношений.

Тем не менее, вместо понятия «тарифная ставка» они предлагают ввести «среднюю заработную плату» в размере 6827 рублей, то есть на уровне прожиточного минимума. Подвох вот в чем: они же пишут, что постоянная часть в структуре зарплаты должна составлять 50%, то есть 3400 рублей. А сейчас у нас минимальная тарифная ставка составляет чуть более 4 тысяч рублей. Это разве не снижение? Помните, я сказал, что энергокомпании стали самостоятельными субъектами бизнеса, со своими целями и задачами? Их главная цель понятна: максимальное извлечение прибыли. Но способы достижения этой цели вызывают у нас серьезное беспокойство.

ТОЧКА НЕВОЗВРАТА
 — Первое заседание комиссии по переговорам по новому ОТС состоялось 19 июня, с тех пор уже прошли 12 встреч между нами и представителями отраслевого объединения работодателей. По теперь уже понятным нам причинам обсуждение раздела об оплате труда отложено чуть ли не целиком. А по другим вопросам — мы хорошо продвинулись в обсуждении раздела «Занятость». В области охраны труда в чем-то нашли взаимопонимание, в чем-то нет. Здесь у нас тоже разные взгляды, что даже странно, ведь существует законодательная база, где все четко прописано. До социальных льгот и гарантий пока не дошли. Переговорный процесс хоть и сложно, но идет: если не договариваемся по одним вопросам — откладываем, переходим к другим.

 — По всему видно, что переговоры идут очень непросто.

— Действующее соглашение рассчитано только на 2012 год. Почему?
 — В прошлом году, когда мы заключали ОТС, хотели принять его на 2012 — 2014 годы, но не получилось, не нашли взаимопонимания по индексации. Работодатели были готовы обеспечить опережающую индексацию зарплаты, но — только по официальному прогнозу. Но мы же понимаем, что экономический прогноз и жизнь у нас никогда не совпадают. Мы согласились на опережающую индексацию, но с условием: если реальные показатели инфляции по итогам года будут превышать прогнозируемые — тогда работодатели доплатят работникам это расхождение. Они отказались, и это стало единственным камнем преткновения, чтобы заключить в целом хорошее соглашение. Мы оценивали его как значительный шаг вперед. Поэтому мы продлили срок действия старого соглашения на год. И вот почему в этом году опять оказались в переговорном процессе.

— Если и по новому ОТС компромисс не будет найден, снова продлите на год «автоматом»?
 — Нет, мы уже прошли точку невозврата, скажем так. По закону, ОТС может продлеваться только один раз.

— То есть договариваться придется в любом случае?
 — Да. Нам бы хотелось, чтобы сторона работодателей четче понимала, зачем в принципе нужно отраслевое соглашение. Это ведь не наши прихоти. Это важнейший инструмент координации единого правового поля социально-трудовых отношений, причем в огромной отрасли, имеющей государственное значение. Сегодняшнее отраслевое соглашение в той или иной мере учитывается всеми региональными энергетическими комиссиями при установлении тарифов. Да, пусть они что-то не включают, что-то занижают, но они от него «пляшут». И если не будет ОТС, то РЭКи будут принимать решения, вообще ни на что не опираясь. Кроме того, на отраслевое соглашение опираются и работники, и работодатели при заключении коллективных договоров в энергокомпаниях и организациях. Берут оттуда какие-то положения, частично или полностью их копируют, адаптируют к своим, локальным интересам. Поэтому любое затягтвание переговоров по ОТС болезненно для всех сторон социального партнерства отрасли.

— Каким вы видите новое ОТС?
 — Отраслевое соглашение без внятного наполнения, без минимальных социальных стандартов — по оплате труда, по льготам, гарантиям занятости, охране труда — в принципе неинтересно. Если вы посмотрите ряд соглашений в других отраслях, то поймете, что там зачастую нет никакой конкретики. Мы пока упираемся и говорим, что каждое последующее ОТС должно привносить что-то новое, улучшать ситуацию в отрасли. В данных переговорах, увы, пока этой конкретики нет.

 Источник:   ОТС без внятного наполнения — неинтересно

 

 

Обсуждение закрыто.

FDA approved Canadian pharmacies mail order \}^! Buy antibiotics Canadian pharmacy stock a range of health product. Sale of drugs and medical products. Search and order drugs. online pharmacy )/> order viagra super active compare the prices with other pharmacies and rejoice for yourself! Directory. The order and delivery. Contacts. The methods of payment. Online selection of medicines in purchase cialis ;&]. buy cialis brand here we have posted the price, in which you can find all drugs available in.